Щельянова, С. Улица имени Кулагина – увековеченная память [Текст]: [о герое Вов, в честь которого названа улица в мкр РДВС города Батайска] / Светлана Щельянова// Вперед. – 2008. – 9 мая. – С. 6.

 

Каждый день почти тридцать лет я хожу по улице, которая носит имя Владимира Кулагина. Меня всегда интересовало, кто этот человек, но сведений найти не удавалось. Однажды я встретилась с военными летчиками Второй мировой. Они кое-что рассказали о том, где служил Владимир. Здорово помог бывший учитель - краевед из села Самарского, ветеран войны Владимир Иосифович Гаврилов, за что я очень благодарна ему. Он собирал материалы о тех воинских соединениях, которые обороняли и освобождали Ростов, Батайск и Приазовье. Среди разных документов оказались и материалы о 248-м истребительном авиаполку, в котором служил Владимир Тарасович Кулагин.

Осенью 1941-го фашисты заняли часть Донбасса, Таганрог и нацелились на Ростов - важный стратегический пункт, который открывал дорогу на Кавказ к бакинской и грозненской нефти. На подступах к Ростову на земле и в воздухе шли ожесточенные бои с врагом. Тогда многие авиационные части только начинали формироваться и фашисты имели преимущество в небе. К тому же к «воротам Кавказа» фашисты подтягивали крупные танковые и пехотные соединения.

Для защиты неба над донской столицей и Батайском, где располагался крупный железнодорожный узел, а также Приазовья был направлен 248-й истребительный авиа полк, который сформировали в Сталинградском авиаучилище. Аэродром, куда прибыл полк, базировался возле села Кулешовка, недалеко от Ростова и Батайска.

Сразу же после приземления летчиков вызвали в командный пункт, где командование, сообщив о сложной ситуации, поставило задачу вести борьбу с авиацией противника и помогать нашим наземным частям бить фашистские полчища Боевого опыта у прибывших летчиков не было. Только вчера они обучали курсантов, а вот назавтра им предстояло лицом к лицу встретиться с очень опытным врагом и его маневренными самолетами.

...Невысокий, с загорелым лицом лейтенант поближе придвинулся к карте, разложенной на столе командиром полка, и попросился воевать, туда, где было труднее всего.

- Вы будете прикрывать Батайск. Через него проходят эшелоны с нашими резервами. Ни одна бомба не должна упасть на станцию. Будьте в первой готовности, - приказал командир полка.

Кулагин, взяв под козырек, направился туда, где стоял его самолет. Сел в кабину, надел на плечи лямки парашюта и стал ждать условного сигнала. И вот в небо взвилась зеленая ракета. Самолеты Кулагина и его напарника поднялись в воздух. С высоты хорошо просматривался батайский железнодорожный узел. Все пути были заняты военными эшелонами. Туда-сюда сновали маневровые паровозы, выпуская клубы белого пара и серого дыма. Кулагин зорко осматривал пространство вокруг. Он уже был наслышан о хитростях врага: неожиданно появляться из-за облаков в пасмурную погоду, а в солнечные дни подкрадываться со стороны солнца. Все именно так и случилось. Со стороны солнца появились два «мессера», которые сразу пошли в атаку. Кулагин сделал неожиданный маневр и оказался под самолетами противника. Так же поступил и его ведомый. Фашисты стали набирать высоту, чтобы снова атаковать, но наши «ястребки» тоже последовали за ними и зашли к ним в хвост. Кулагин, приблизившись, дал очередь. «Мессер», клюнув носом, развернулся и, снижаясь, пошел к Таганрогскому заливу. За ним потянулась полоса дыма.

Сложнее оказалось с вражеским ведущим. Пилот был опытным и выделывал такие фигуры, что угнаться за ним оказалось нелегко. И все-таки, поймав в прицел фюзеляж с белой змеей, Владимир нажал гашетку. Огненная трасса прошила вражеский самолет насквозь. Немец пытался увернуться, но напарник Бардин из пушки добил фрица, и тот, потеряв управление, пошел к земле. Летчик выбросился с парашютом, но тут же камнем упал - стропы оказались перебитыми. Наши бойцы, наблюдавшие с земли за воздушной дуэлью, побежали к месту падения парашютиста. Он был мертв, но документы бойцы забрали. Немецкий летчик оказался воздушным асом, награжденным Рыцарским крестом, подполковником.

Особое мужество лейтенант Кулагин проявил в дни, когда танки генерала фон Клейста ворвались в Ростов и яростно отбивались от наступавших соединений Красной армии. Однажды он дежурил на аэродроме. На рассвете немецкие бомбардировщики пытались нанести удар по нашим войскам. Самолет Кулагина стоял рядом со взлетной полосой. Из командного пункта сообщили, что на наш участок прорвался «Хейнкель-111» и надо его уничтожить. Кулагин со своим ведомым взлетел и направился туда, где должен быть фашистский бомбардировщик. Внизу плыли заросли камышей, озерца, маленькие речушки. Слева просматривались разрушенные дома Ростова, а справа - батайские домики с разноцветными ставнями

- Прикрой! - подал команду Кулагин своему напарнику.

С пятисот метров Владимир открыл огонь. Это сделал и его ведомый. Огнем яростно огрызались стрелки «Хейнкеля-111», не давая ни с одной стороны подобраться нашим «ястребкам». Изловчившись, Кулагин дал очередь по стрелку, сидевшему в хвосте: пулемет умолк. Стало легче. Прячась за вражеский стабилизатор, Владимир подходит все ближе и ближе. Поймав в прицел фонарь врага, нажимает на гашетку, но... пушки не стреляют: кончились боеприпасы.

Теперь только таранить - мелькнуло в голове.

Но «хейнкель» стал удирать. Владимир начал догонять его. Мотор ревел на полном форсаже. Когда до желтого крыла оставалось несколько метров и Кулагин увидел фашиста, он сильно потянул на себя ручку. Послышался скрежет и треск металла. После этого перевел самолет в режим планирования. Огляделся: вниз летели обломки плоскости вражеского бомбардировщика. После он взорвался на собственных бомбах.

Кулагину удалось с согнутым винтом дотянуть до своего аэродрома. Техник Колузаев, обслуживавший самолет Владимира, после приземления подбежал к своему командиру и сказал:

- Испугался здорово, думал, что не дойдешь домой...

На следующий день Кулагин снова встретился с немецкими бомбардировщиками над селом Койсуг. Три атаки предпринял смелый летчик, подбил один вражеский самолет и снова пошел на таран - задел винтом плоскость с ненавистным черным крестом.

- Просчитался малость, - сказал Владимир, приземлившись. - Я ударил его, а он сбросил бомбы и ушел...

Но наблюдавшие за подбитым вражеским самолетом бойцы сказали, что ошибки наш летчик не совершил. «Юнкере» рухнул на землю недалеко от линии фронта.

Во время наступления наших войск, когда фашисты еще находились в Ростове, летчики 248-го истребительного полка активно помогали нашим наземным частям, хотя враг из Нижне-Гниловской обстреливал дальнобойными орудиями Кулешовский аэродром. Нашим соколам приходилось делать в день по шесть-семь боевых вылетов. Напряжение было огромное.

28 ноября, патрулируя правый фланг 56-й армии, четверка «яков» во главе с командиром эскадрильи Кулагиным вступила в бой с большой группой вражеских бомбардировщиков, которых сопровождали «мессеры». Кулагин и его ведомый Вавилов дважды атаковали врага. Им удалось в том бою сбить три «юнкерса». Но самолет командира эскадрильи тоже был подбит. Мотор его самолета «чихал», машина не слушалась рулей управления. Выключив зажигание, летчик посадил самолет вблизи окопов нашей пехоты.

Тем временем на аэродроме считали Кулагина погибшим. Особенно сильно переживал техник Колузаев. Он ушел в капонир, и там слезы потекли по его лицу. Сколько времени прошло, он не помнил. Очнулся от громкого голоса комиссара эскадрильи:

- Колузаев, где вы? Командир пришел! Соберите механиков к штабу. За самолетом поедете!

Прибыв на место посадки (дачи работников завода Ростсельмаш), механики забрали израненную машину и доставили ее на ремонт на ближайший полевой аэродром. Через два дня «семерка» Кулагина снова пошла в бой.

За мужество и героизм, проявленные в боях при обороне и освобождении Ростова, Батайска и Приазовья от фашистов, военный совет Южного фронта наградил лейтенанта Владимира Кулагина орденом Ленина.

Отважный сокол, к сожалению, не дожил до светлого дня Победы. Но дело отца - защищать Родину -продолжил его сын Виталий, который стал офицером-артиллеристом.

В память о летчиках 248-го истребительного полка в Азове много лет назад установлена стела - самолет-истребитель, взмывающий в небо. Там среди имен погибших есть имя Владимира Кулагина, а на холме - близ села Кулешовка, где был когда-то военный аэродром, есть памятник - лица нескольких летчиков-героев.

 

 

назад

.